Нормы международного права социального обеспечения

Глава 9. Международное право социального обеспечения

В XXI в. международное сообщество вступило с международным кодексом социальной защиты. По сути, международными усилиями создан свод международных социальных стандартов в сфере труда и социального обеспечения. Как справедливо писал И. Я. Киселев, международные стандарты труда — это нормативная субстанция международного трудового права, одно из достижений современной цивилизации, отразившее результаты согласованной деятельности государств по внесению в рыночную экономику социальных ценностей. Содержание этих стандартов представляет собой концентрированное выражение опыта многих стран, плод тщательного отбора наиболее ценных и значимых норм национальных систем права . В полном объеме это утверждение справедливо и в отношении международных стандартов права социального обеспечения. Остановимся на основных характеристиках международного права социального обеспечения.

См.: Киселев И. Я. Трудовое право России и зарубежных стран. М., 2005. С. 468.

1. Источниками международно-правового регулирования социально-обеспечительных отношений являются, прежде всего, акты Организации Объединенных Наций (ООН) и Международной организации труда (МОТ), действующие во всемирном масштабе, акты принятые региональными организациями государств, и двусторонние международные договоры. Таким образом, международное право социального обеспечения — это многоуровневое правовое явление.

2. Согласно Конституции РФ (ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Более того, в Конституции РФ (ст. 46) закреплено право каждого в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Таким образом, названные нормы международного права социального обеспечения инкорпорированы в национальную правовую систему. В связи с этим в структуре отрасли российского права социального обеспечения можно выделить институт международно-правового регулирования социально-обеспечительных отношений.

3. Международное право социального обеспечения имеет сложную структуру. На наш взгляд, международное право социального обеспечения, как структурное правовое явление, включает три основных образования: общая часть, коллизионное международное право социального обеспечения и процессуальное (контрольно-надзорное) международное право. Общая часть содержит общепризнанные принципы и нормы международного права социального обеспечения, легализующие право на социальное обеспечение, его различные виды, право на защиту от социального отторжения.

Коллизионное международное право социального обеспечения включает международные коллизионные нормы, регулирующие международные социально-обеспечительные отношения с участием субъектов иностранного права (мигрантов, иностранных граждан, лиц без гражданства). С помощью этих нормативных предписаний разрешается особый вид коллизий, которые возникают из различий в законодательстве стран в случае правового регулирования социально-обеспечительных отношений.

Процессуальное (контрольно-надзорное) международное право призвано обеспечить нормативное регулирование гарантий соблюдения международно-правовых норм, форм и способов защиты социально-обеспечительных прав, предусмотренных международными актами. Речь идет, во-первых, о юрисдикционных (судебных, административных) формах: контрольные механизмы МОТ, деятельность Европейского суда по правам человека и др. Во-вторых, здесь задействованы и неюрисдикционные формы, например, международные социально-партнерские механизмы обеспечения социально-обеспечительных прав, деятельность неправительственных организаций по защите женщин, инвалидов и др.

Общепризнанные принципы и нормы международного права социального обеспечения. В теории права социального обеспечения проблема общепризнанных международно-правовых принципов и норм является весьма актуальной, многогранной и далеко неоднозначной в разрешении. Принимая это во внимание, остановимся на следующих вопросах: 1) легальное закрепление общепризнанных международно-правовых принципов права социального обеспечения; 2) приоритет и непосредственное применение общепризнанных международно-правовых принципов и норм международного права социального обеспечения.

В конце XX в. международное сообщество выработало основополагающие принципы социальной защиты населения. На наш взгляд, к этим общепризнанным принципам и общепризнанным международным нормам относятся те, которые получили закрепление прежде всего в уставных документах международных организаций (ООН, МОТ и др.). Общепризнанные принципы международного права социального обеспечения также находят отражение в международных пактах, торжественных декларациях. Именно названные источники придают им характер общепризнанных принципов и норм, признанных мировым (международным) сообществом. Речь идет об основополагающих международных актах (Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г, о Конвенции Совета Европы «О защите прав человека и основных свобод» (ратифицирована РФ в 1998 г.), Европейская социальная хартия 1961 г. (в ред. 1996 г.) и др.). Затем эти принципы внедряются в международные договоры, конвенции, рекомендации международных организаций. Согласно Уставу Международного Суда ООН, общепризнанные принципы международного права определяются как «общие принципы, признанные цивилизованными нациями». В теории международного права понятие «общепризнанные принципы международного права» рассматривается как общее, интегрирующее понятие, включающее «общие принципы и отраслевые принципы» . Согласно российской правовой доктрине, к общим принципам международного права относят семь принципов: равенство, сотрудничество, добросовестное исполнение обязательств, мирное урегулирование споров, невмешательство и неприменение силы, уважение фундаментальных прав человека и право наций на самоопределение. Эти общеправовые международные принципы приобретают отраслевое проявление, в нашем случае в сфере социальной защиты, о чем пойдет речь ниже.

См.: Додонов В. Н., Панов В. П., Румянцев О. Г. Международное право. Словарь-справочник. М., 1997. С. 5; Международное право / Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М., 2000. С. 43.

Императивность (обязательность) общепризнанных принципов и норм международного трудового права обусловлена членством государства в той или иной международной организации, сообществе. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие, императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.

Более того, общепризнанные международные принципы и нормы права социального обеспечения имеют правовой механизм их реализации государствами-членами международных сообществ (МОТ, Европейского Союза и др.), а в ряде случаев — правовой механизм контроля и международно-правовой судебной защиты (Европейский суд по правам человека и др.). Эти признаки также свидетельствуют об императивности рассматриваемых принципов и норм. Общепризнанные принципы международного права как любые правовые принципы являются не просто основополагающими правовыми идеями, а идеями, как подчеркивалось в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», которые получили «закрепление в международных пактах, конвенциях и иных документах» . Таким образом, характеризуются следующими признаками: 1) легальное закрепление в международно-правовых источниках; 2) признание международным сообществом в целом; 3) императивность.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1.

Между тем толкование перечня общепризнанных международных принципов права социального обеспечения на практике не будет отличаться единством. Если в отношении международных договоров имеется формальный критерий — их ратификация РФ, то в отношении международных общепризнанных принципов и норм — только общие определения этих понятий в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5. Эта проблема ждет своего разрешения, хотя бы на уровне судебного толкования. Анализ и обобщение содержания вышеназванных международно-правовых источников и обозначенные подходы к определению этих принципов позволили нам обосновать следующую систему общепризнанных международно-правовых принципов в сфере социального обеспечения.

Система общепризнанных международно-правовых принципов и норм права социального обеспечения. Любая система (классификация) правовых явлений должна строиться на основе определяющих их назначение и сущность критериев. Это должны быть критерии, отражающие природу регулируемых общественных отношений (предметный критерий) и метод правового регулирования. В роли первого выступает критерий единства естественно-правовых и позитивистских начал в определении природы социальных прав. Это означает единство и взаимообусловленность в рамках системы принципов права социального обеспечения, провозглашающих, с одной стороны, равенство и справедливость в социально-обеспечительных отношениях, с другой — гарантированность и защиту этих прав со стороны государства. Критерий метода правового регулирования, который лежит в основе классификации, систематизации общепризнанных принципов права социального обеспечения означает единство частных и публичных начал в правовом регулировании социально-обеспечительных отношений. Таким образом, на основании названных критериев выстраивается следующая система общепризнанных международных принципов права социального обеспечения.

Первую группу принципов составляют принципы, основанные на естественно-правовом и частно-правовом критериях. К ним относятся: а) принцип равенства прав (всеобщности) в сфере социального обеспечения; б) принцип социальной ответственности; в) принцип социальной солидарности и социального партнерства (социального сотрудничества); г) принцип защиты от социального отторжения.

Вторая группа принципов, основанная на позитивистских и публично-правовых критериях, включает: а) принцип запрета дискриминации; б) принцип гарантированности социально-обеспечительных прав; в) принцип обеспечения достойного уровня жизни.

Принципы названных групп взаимообусловлены и применяются, как правило, в единстве, системе. Так, принцип равенства коррелируется с принципом запрета дискриминации. Принцип социальной ответственности лица за свое материальное и социальное благополучие рассматривается в единстве с принципом гарантированности социально-обеспечительных прав и принципом обеспечения достойного уровня жизни, когда социальные государства гарантируют своим гражданам минимальный базовый уровень социальной защиты, а сверх этого уровня — предполагается участие гражданина в договорных системах социального обеспечения, например, на основании коллективных договоров. Этот перечень можно продолжить.

Как отмечалось выше, ратифицированные международные договоры, наряду с общепризнанными международными принципами и нормами, включаются в состав правовой системы РФ. Однако очевидна и неоднородность вышеперечисленных источников международного права. Это отражается в первую очередь на правовом механизме их применения. Речь идет о применении названных источников международного права. Проблема их применения в значительной части решена в Федеральном законе от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» . В соответствии с этим Законом (ст. 5 п. 3) все международные договоры делятся на самоисполняющиеся и несамоисполняющиеся, последние требуют издания внутригосударственных актов для их применения. В этой связи в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» особо подчеркивается, что при применении договорных норм международного права необходимо учитывать две ситуации. Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты. Именно в последнем случае и применяется процедура имплементации норм международных актов . Таким образом, механизм непосредственного применения международных договоров РФ в российской системе источников трудового права имеет дифференцированный правовой механизм реализации. Весьма созвучна такому подходу и позиция Международной организации труда. Этот вывод вытекает из содержания многих Конвенций и Рекомендаций МОТ. Так, при их внимательном прочтении мы зачастую будем сталкиваться с юридическими оборотами типа «каждая страна определяет характер и форму процедур. принимаются меры, соответствующие условиям страны», «национальное законодательство определяет в какой мере гарантии, предусмотренные Конвенцией, будут применяться», «заявление имеет силу, если оно оправдано уровнем развития страны» и т. д. В этой связи далеко не все Конвенции подлежат непосредственному и прямому применению.

СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

См.: Аметистов Э. М. Международное право и труд. Факторы имплементации международных норм о труде. М., 1982; Гавердовский А. С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980; Иванов С. А. Проблемы международного регулирования труда. М., 1964. С. 95 — 142; Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997; Патракеев С. Международные договоры о защите прав и свобод человека и гражданина в системе российского права // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. N 2 (51). С. 60 — 73; и др.

Таким образом, прямому непосредственному применению подлежат только самоисполняющиеся международные договоры, не требующие для их применения принятия внутригосударственного нормативного акта. Проблему механизма прямого и непосредственного применения международных договоров можно считать в целом решенной. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие нормативные акты. Так, согласно ратифицированной Конвенции N 156 о трудящихся с семейными обязанностями (1981 г.) был принят Федеральный Закон от 30 апреля 1999 г. N 84-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», т. е. этот Закон обеспечил имплементацию международных норм в национальное законодательство.

Таким образом, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры являются необходимым минимумом социальных прав. Международно-правовые стандарты — это не максимум того, что требует международное сообщество от государства, а минимум того, что оно должно обеспечить своим гражданам. Но государство вправе повысить эту планку, конкретизировать, адаптировать международные стандарты социальных прав с учетом национальных условий. Именно в таком ключе следует определять правило о приоритете и непосредственном применении международно-правовых стандартов социальных прав.

Особо отметим, что международные стандарты социально-обеспечительных прав являются генерализирующим, системообразующим фактором гармонизации (сближения) и унификации (приведения к единообразию) национальных систем социального законодательства в условиях глобализации экономики. Например, Конвенции МОТ являются основой для гармонизации национального социального законодательства, а принятые Европейским сообществом (ЕС) регламенты — типичный пример унификации национального социального законодательства стран ЕС, о чем речь пойдет подробнее далее.

О соотношении международного права социального обеспечения и российского социально-обеспечительного законодательства. Коллизионными предписаниями, применительно к соотношению международных актов в сфере социального обеспечения и российского социально-обеспечительного законодательства, по нашему мнению, являются следующие коллизионные нормы:

приоритет и прямое применение общепризнанных принципов и норм международного права, а равно международных договоров, не требующих имплементации, если они не ухудшают положения граждан по сравнению с российским законодательством о социальном обеспечении;

общепризнанные принципы и нормы международного права социального обеспечения обладают более высокой юридической силой, чем нормы международных договоров, как в международном, так и в российском праве;

нормы ратифицированных международных договоров обладают в национальном пространстве приоритетом применения.

Юридическая сила международных источников права социального обеспечения связана с решением вопроса о соотношении международного и внутригосударственного права. В теории советского права, до принятия действующей сегодня Конституции РФ, СССР относили к группе стран, где международные нормы не подлежали прямому и непосредственному применению, они должны были пройти специальное закрепление во внутригосударственном законодательстве (имплементация). Сейчас ситуация изменилась. Многие авторы со ссылкой на Конституцию РФ (ст. 15) утверждают, что вопрос о возможности прямого применения международных норм получил свое разрешение. На конституционном уровне теперь закреплен принцип приоритета международных норм над внутригосударственными.

Как уже отмечалось, в правовую систему РФ включаются общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры РФ. Однако принцип приоритета провозглашен Конституцией РФ только в отношении международных норм, содержащихся в международных договорах РФ, и не распространяется, как следует из буквального толкования, на иные международные общепризнанные принципы и нормы. Если международным договором РФ установлены другие правила, чем предусмотрены законами и иными нормативными правовыми актами, применяются правила международного договора (ст. 15 Конституции РФ). В этой части формулировка коллизионного нормативного предписания явно некорректна. В этой связи ряд теоретиков права полагают, что, в отличие от ратифицированных международных договоров, общепризнанные принципы и нормы международного права таким приоритетом как договоры не обладают, за исключением установленных Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17) общепризнанных принципов и норм, которые касаются прав и свобод человека . Между тем ограничительное толкование приоритета международно-правовых общепризнанных принципов и норм международного права не имеет под собой оснований, о чем заявил и Конституционный Суд РФ. В своем Определении от 3 июля 1997 г. N 87-О Конституционный Суд РФ отметил, что отсылочная норма Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) охватывает все формы международного права и по смыслу названной статьи, в случае, если обнаруживается, что какая-либо норма противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права или международным договорам Российской Федерации, при рассмотрении конкретных дел надлежит применять правила соответствующих международных актов. Более того, общепризнанные принципы права социального обеспечения обеспечивают условия легализации в национальном законодательстве международных стандартов социальных прав. Таким образом, приоритет и прямое применение общепризнанных принципов и международных норм в сфере социального обеспечения в правовой системе Российской Федерации у нас не вызывает сомнений.

См.: Кутафин О. Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М., 2002. С. 66; и др.

Таким образом, общепризнанные принципы подлежат прямому непосредственному применению. Они не требуют процедуры имплементации. В обоснование данной позиции приведем, по крайней мере, два аргумента. Во-первых, по нашему мнению, общепризнанные принципы международного права обладают более высокой юридической силой, чем международные договоры, как в международном, так и в российском трудовом праве. Это вывод вытекает из признаков, определяющих характеристики общепризнанных принципов международного права. Круг общепризнанных принципов международного права закрепляется в международных пактах, конвенциях и других документах, обязательных для государств-членов международных сообществ. В общепризнанные принципы включаются лишь те международные принципы, которые носят императивный характер. И во-вторых, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» подчеркнул, что неправильное применение судом не только норм международных договоров РФ, но и общепризнанных принципов и норм международного права является основанием к отмене или изменению судебного акта.

В заключение следует хотя бы кратко остановиться еще на одном предназначении международных стандартов социальных прав. Мы солидарны с теми авторами, которые считают, что пробельность национального законодательства при разрешении судами конкретных дел может быть восполнена не аналогией закона или права, как это принято в правоприменительной практике, а прямым применением международных норм . Полагаем, что в такой роли будут выступать как общепризнанные принципы и нормы международного права, так и ратифицированные конвенции. Применение в порядке аналогии нератифицированных конвенций и рекомендаций вызывает у нас сомнение, хотя и предлагается некоторыми авторами .

См.: Анишина В. И. Применение российскими судами международных трудовых норм. М., 2003. С. 14.

Общая характеристика международного права социального обеспечения

Понятие и цели международно-правового регулирования социального обеспечения

Международно-правовое регулирование состоит в разработке международных стандартов в области социального обеспечения. Кроме того, его задачами являются гармонизация и координация законодательства разных стран по вопросам сохранения приобретаемых прав при переезде гражданина из одного государства в другое в процессе трудовой деятельности, а также сохранения приобретенных прав на конкретный вид пенсии или пособия в случаях изменения страны постоянного места жительства.

Можно выделить следующие варианты воздействия международных норм о социальном обеспечении на внутреннее законодательство:

  • – прямое применение международных актов после ратификации;
  • – включение международных норм в текст законов;
  • – имплементация положений ратифицированных или нератифицированных актов с помощью внутреннего законодательства.

Гармонизация международно-правового регулирования осуществляется путем формулирования общих принципов, а также минимальных стандартов и других характеристик систем социального обеспечения, которые затем могут воплощаться в национальном законодательстве разных стран. Одним из ярких примеров гармонизации является Конвенция МОТ № 117 об основных целях и нормах социальной политики (1962). Данная Конвенция провозгласила, что должны быть приняты все возможные меры на международном, региональном и национальном уровне для содействия прогрессу в таких областях, как здравоохранение, жилищное строительство, обеспечение продовольствием, образование, забота о благосостоянии детей, положение женщин, социальное обеспечение и др.

В Конвенции говорится, что всякая политика прежде всего должна направляться на достижение благосостояния и развитие населения (ст. 1), а повышение жизненного уровня должно рассматриваться в качестве основной цели при планировании экономического развития (ст. 2).

В ст. 5 Конвенции подчеркивается, что независимым производителям и наемным работникам должны создаваться условия, которые позволят им улучшать жизненный уровень собственными усилиями и обеспечат поддержание прожиточного минимума. При установлении прожиточного минимума принимаются во внимание такие основные потребности семей трудящихся, как продукты питания и их калорийность, жилище, одежда, медицинское обслуживание и образование.

Целью социально-экономической политики провозглашено упразднение дискриминации среди трудящихся по признакам расы, пола, вероисповедания, профсоюзного членства и др.

Если общие принципы закреплены в нормах международного договора, то их выполнение становится обязательным для государств-участников или для стран, ратифицировавших договор.

Самым ярким примером установления стандартов, на которые должны ориентироваться страны с разным уровнем экономического развития, является Конвенция МОТ № 102 (1952) о минимальных нормах социального обеспечения. Она определяет сферу охвата, условия предоставления и размеры выплат при наступлении основных социальных рисков. Эти требования должны соблюдаться государствами, ратифицировавшими Конвенцию, по крайней мере, в отношении трех видов выплат, предусмотренных законодательством страны.

Координация внутригосударственного законодательства разных стран о социальном обеспечении и международных норм проводится по следующим направлениям:

  • – запрещение дискриминации граждан стран – участников международного договора по признаку национальности;
  • – решение вопросов о применимом праве, т. е. устранение коллизии норм;
  • – суммирование периодов социального страхования, профессиональной деятельности или проживания в странах – участниках договора для приобретения права на конкретный вид пенсии или пособия;
  • – установление условий получения выплат в одной из стран-участников в случаях, когда право на них приобретено в других странах;
  • – взаиморасчеты между странами по финансированию выплат при переезде граждан из одной страны в другую.

Координация национальных систем социального обеспечения составляет важное направление деятельности многих международных организаций. В 1935 г. МОТ выступила инициатором установления системы международного сотрудничества но сохранению прав трудящихся при страховании по инвалидности, по старости и по случаю потери кормильца (Конвенция № 48).

Речь идет о том, что государства стремятся в максимально возможной степени ограничить свои обязательства в области социального обеспечения принципом территориальности.

Общее правило состоит в том, что право на пенсии, пособия и другие выплаты по социальному страхованию определяется по законодательству страны места работы (lex laboris).

Принцип территориальности проявляется и в том, что право на социальную помощь имеют только граждане государства и лица, постоянно проживающие на его территории.

Принцип территориальности «смягчается» с помощью координационных норм, поскольку он служит препятствием для реализации права на свободу передвижения и приводит к возникновению правовых коллизий (требуется решать вопросы о применимом праве, о категориях мигрантов, на которых распространяется национальное законодательство, и т. п.).

Можно сказать, что координационные нормы направлены на приспособление национальных систем социального обеспечения друг к другу в целях охраны прав мигрантов и членов их семей.

Следующим шагом на пути координации национальных законодательств в области социального обеспечения стала Конвенция № 118 о равноправии граждан страны, иностранцев и лиц без гражданства в области социального обеспечения (1962).

Большую роль в координации законодательства о социальном обеспечении на европейском континенте играют акты Европейского экономического сообщества (с 1992 г. Европейского Союза – ЕС).

В 1958 г. Совет ЕЭС принял два регламента (№ 3 и 4) о социальном обеспечении трудящихся-мигрангов, а в 1961 г. – регламент № 16 о социальном обеспечении семей мигрантов.

Эти регламенты распространялись:

  • – на наемных работников и приравненных к ним лиц, которые охвачены законодательством о социальном обеспечении одного или нескольких государств и являются гражданами одного из этих государств;
  • – лиц без гражданства и беженцев, проживающих на территории одного из государств;
  • – членов семей указанных групп населения.

Регламенты применялись ко всем действующим и будущим законодательным актам, касающимся общих и специальных страховых систем по всем видам социального обеспечения. Регламенты утвердили принцип равенства обращения для граждан всех государств-членов. Кроме того, они допускали отступление от принципа территориальности, содержащегося в национальном законодательстве многих государств-членов. Это касалось в первую очередь пенсий по случаю потери кормильца, если кормилец был охвачен системой социального обеспечения одной страны, а его семья проживала на территории другой. Наконец, было разрешено производить подсчет продолжительности периодов занятости и страхового стажа по законодательству различных государств-членов.

Несмотря на принятие указанных многосторонних актов, по-прежнему продолжало действовать огромное число двусторонних соглашений. Чтобы сделать координацию различных систем социального обеспечения более оперативной, ЕС был вынужден приступить к пересмотру европейских регламентов. Совет министров ЕЭС принял два новых регламента: № 1408/71 от 14 июня 1971 г. о применении социального страхования к лицам наемного труда и членам их семей, переезжающим в рамках Сообщества, и № 574/72 от 21 марта 1972 г., определяющий формы применения регламента 1971 г. Указанные регламенты утратили силу, вместо них приняты новые. Они были дополнены большим количеством прецедентов Европейского Суда.

В соответствии с регламентами право на социальное обеспечение получили новые категории наемных работников: трудящиеся пограничных районов, сезонные работники, моряки и другие, а также некоторые лица, работающие не по найму (ремесленники в Италии и ФРГ, фермеры в Италии и пр.). Было расширено применение законодательства в отношении таких видов социального обеспечения, как пенсии по старости, по инвалидности и по случаю потери кормильца; пособия по безработице; семейные пособия.

24 ноября 1977 г. в Страсбурге была принята Европейская конвенция о правовом статусе трудящихся-мигрантов (ETS № 93). В соответствии со ст. 18 государства, ратифицировавшие конвенцию, обязуются предоставлять на своей территории трудящимся-мигрантам и членам их семей в области социального обеспечения такой же режим, что и своим собственным гражданам, за исключением условий, требуемых национальным законодательством и двусторонними и многосторонними соглашениями. Кроме того, они прилагают усилия для того, чтобы гарантировать трудящимся-мигрантам и членам их семей сохранение прав в процессе их приобретения и приобретенных прав, равно как и выплату пособий за границей посредством двусторонних и многосторонних соглашений.

Консолидация содержания многочисленных международных договоров по указанным вопросам завершилась принятием Конвенции МОТ № 157 о сохранении прав в области социального обеспечения (1982) и Рекомендации № 167 (1983).

Оцените статью:
[Всего голосов: 0 Средняя оценка: 0]
Добавить комментарий